?

Log in

No account? Create an account

August 21st, 2019

А сколько там ещё таких, в рядах «людей с хорошими лицами»? Каждый второй? Или каждый первый? Агенты и воры. Воры и агенты. Вечная смычка шпионов, предателей и криминала.



Какие интересные открытия ждут нас, когда мы попристальнее, через биографический микроскоп, начинаем смотреть на «рассерженных москвичей», хулиганивших на Трубной 27 июля! Вдруг оказывается, что у этих интересных людей – очень специфическая мотивация для ненависти к России и её власти. Но мотивация эта имеет мало общего с праведным гневом о недостаточной демократичности – скорее, тут можно говорить либо о личной мести за «недопуск к кормушке», либо просто о работе на иностранное государство.

Есть такая «замечательная» семья творческих деятелей по фамилии Назаровы. Папа – режиссёр и композитор Владимир Назаров, бывший худрук Государственного музыкального театра. Мама – Лика Архангельская (Лидия Назарова), руководитель отдела рекламы в театре супруга. Дочь – Ксения Назарова, актриса в театре отца. Ну, и так далее – например, жена сына Ольга Назарова заведовала во всё том же театре художественно-постановочной частью.

Read more...Collapse )

UPD Бонус.

Read more...Collapse )



Вот уже несколько дней в Иркутской области обсуждают скандальную аудиозапись. Женский голос, напоминающий голос начальника Управления пресс-службы и информации губернатора и правительства Иркутской области Ирины Алашкевич, именует жителей затопленного города Тулун "алкашнёй", "бичевнёй", "быдлом".

Выдержки из монолога, свидетельствующие о горячей любви предполагаемой чиновницы высокого ранга к простому народу: "Когда была встреча с Путиным, у меня давно такого не было сгущения мерзости и гадости. Понимаете, я на них смотреть не могу... Люди, вся эта бичевня, пришли — вы бы видели, как они одеты! Одна пришла на каблуках в чёрном — белые носочки, эта шляпа у неё. Одеты черт-те как, два класса образования.... Они сидят в тепле (нецензурное слово), с тёплым туалетом, с чистой постелью — то, чего у них не было в их хлеву... А губернатор сказал, что я должна находиться тоже в Тулуне. Ну, непонятно. Ну, может, раз съезжу, посмотрю. Я не вижу туда смысла таскаться".


Губернатор Сергей Левченко инициировал проверку. В разговоре с корреспондентом ИА "ИрСити" Алашкевич назвала запись провокацией. На прямой вопрос журналистов телеканала РЕН ТВ 20 августа госпожа Алашкевич отвечать не стала. "Я ещё раз говорю: любые мои комментарии будут выглядеть неубедительно. Я хочу дождаться экспертизы. На данный момент проводится губернатором проверка по данному факту. Проводится экспертиза голоса, который там озвучен. Поэтому давайте дождёмся результата экспертизы", — заявила Ирина Викторовна.

Давайте дождёмся. Чиновница права. Хотя сама она устроила спешный разбор полётов. "Сливщика" записи пытаются установить при помощи проверок на полиграфе. Заподозрен многолетний фотограф и видеооператор Управления пресс-службы и информации губернатора и правительства Иркутской области Александр Шудыкин. Он давно находится в контрах с Алашкевич, посему пал первой жертвой.

"Алашкевич предлагала мне уволиться 18 раз! Но я не вижу для этого оснований. И, не понимая, что происходит, начал просто наблюдать, как она общается с коллективом. Сделал для себя открытие: человек, который закончил филфак университета, разговаривает сленгом. Через полгода я перестал ходить на планёрки: там лишь крики и раздражение. Уже четвертый год задания мне передают коллеги. Если же мы пересекаемся с Алашкевич, то тема одна: увольняйся. Давление оказывалось нешуточное. Но у меня не было выбора. Моя мать тяжело больна, парализована. Моя зарплата здесь, в пресс-службе, всего 22000 рублей. Ещё я подрабатываю в газете «Областная». Деваться было некуда. Я понял, что я Алашкевич просто раздражаю. А коллеги сидят на этих планёрках и терпят. Но в данный момент ситуация такая, что коллектив перестал уже терпеть. Эта запись сделана не мной, но, очевидно, кем-то из сотрудников на планёрке. Когда она обвинила в этом меня — при всём коллективе — я очень удивился, но, зная её, не стал ничего говорить, она и так материт меня постоянно. У меня трое детей, внуки — и слышать такое от руководителя! После этого, в тот же день, мне позвонили из «Областной», чтобы сообщить, что меня оттуда тоже уволили, после семи лет работы. Я терпел-терпел, но когда понял, что они решили меня уволить в любом случае, то подошёл к губернатору и всё ему рассказал", - сообщил Шудыкин "МК-Байкал". Вскоре ему показали приказ о сокращении. Более того, 19 августа Шудыкин узнал от коллег, что Алашкевич (заручившись поддержкой заместителя руководителя аппарата губернатора) якобы намерена организовать уголовное преследование экс-сотрудника.





Ирина Викторовна Алашкевич заняла нынешнюю должность 13 октября 2015 года (одержав аппаратную победу над соперницей - главой пресс-службы "Иркутскэнерго" Натальей Невмержицкой). Ранее выпускница факультета филологии и журналистики Иркутского государственного университета возглавляла управление по молодёжной политике и реализации общественных инициатив мэрии Иркутска, руководила пресс-службой мэрии Иркутска, информационно-аналитическим отделом администрации Ангарска и пресс-службой главного управления здравоохранения администрации Иркутской области, трудилась в Государственной телерадиокомпании "Иркутск". Против Алашкевич резко высказались многие журналисты и главреды местных СМИ, сталкивавшиеся с ней по работе.

Ирина Алашкевич и губернатор Сергей Левченко:




Новое российское провинциальное "дворянство" на связи.
Read more...Collapse )

[reposted post] Помощь Евгению Мефедову



В общем, у тех, кто беспокоился о судьбе Евгения Мефедова https://colonelcassad.livejournal.com/5217151.html, который в течение 5 лет сидел в украинских тюрьмах за спасение людей в Доме Профсоюзов 2 мая 2014 года и возложение цветов к мемориалу героям ВОВ в Николаеве, есть достаточно простой способ ему помочь.
Read more...Collapse )
Россия в глубокой тайне спасает авиапром Украины


Помогая наладить поставки Ан-178 в Перу, неужто рассчитываем на взаимность со стороны бандеровского Киева?

http://naspravdi.info/novosti/rossiya-v-glubokoy-tayne-spasaet-aviaprom-ukrainy

[reposted post] Белогвардейцы


Советский маршал Леонид Говоров на протяжении года служил офицером в армии Колчака и только после ее поражения перешел к красным.


Многолетний президент советской Академии Наук, один из отцов советской ядерной энергетики, троекратный Герой социалистического труда, 9 раз награжденный орденами Ленина Анатолий Александров в молодости успел послужить в армии Врангеля и даже имел боевые награды.


Сказочник Евгений Шварц ("Обыкновенное чудо", "Убить дракона") вообще был первопоходником (особо почетный статус в Добровольческой армии), он участвовал в Ледяном походе и был демобилизован по состоянию здоровья после тяжелого ранения, полученного при штурме Екатеринодара.


https://ruposters.ru/news/13-08-2019/samih-zhivuchih-feikov-grazhdanskoi-voini?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

[reposted post] Екатеринбург



Я в офисе РМК. Игорь Алтушкин первый раз в жизни дает интервью.
Потом он передумает и попросит его не публиковать.
Но на редакционном совете «РР» мы решили эту просьбу проигнорировать. Кодекс профессиональной этики журналиста позволяет это делать, когда речь идет об общественно значимой информации. Мы посчитали этот разговор общественно значимым.

— Должна предупредить, — начинаю я. — Я не очень хорошо отношусь к олигархам, и, когда произошли протесты в сквере, первый вопрос, которым я, как и многие другие, задалась в соцсетях: «Почему вы строите церкви, но не построили ни одного хосписа?»

— Мы действительно с Андреем Козицыным давно восстанавливаем церкви и монастыри, — отвечает он.

— Мы дружим 28 лет. Но кто такой, в вашем понимании, олигарх? Богатый человек — необязательно олигарх. Олигархия — это скрещивание власти и бизнеса.

— В моем понимании, это бизнесмен, сильно оторванный от нужд народа.

— Я — не олигарх. Я обычный человек, у меня не было влиятельных родителей, я начинал так же, как все. Мы с Татьяной поженились очень рано. Мои родители тогда сказали: «Все, ты стал самостоятельным. Мы будем тебя поддерживать, но ты должен ощутить себя главой семьи. Учеба теперь должна для тебя уйти на второй план». И я пошел работать фрезеровщиком на завод, получил четвертый разряд. Мы жили на 18 метрах — теща, Татьяна, я. Родился сын Александр. Я всегда думал о том, где можно еще заработать. В свободное время подрабатывал грузчиком. Но это какие-то такие личные вещи. Я с вами искренне говорю. И меня всегда такое сильное внутреннее смущение берет, когда меня называют олигархом. Мы — промышленники. Все, что есть в «Русской Медной Компании», — это предприятия, которые мы строили с нуля. Мы ни в одной приватизации не участвовали. Покупали развалившиеся предприятия на вторичном рынке, а некоторые заводы нас просто просили взять. Как, например, Карабаш. Губернатор Петр Сумин (губернатор Челябинской области с 1996–2010. — «РР») попросил, чтобы мы пришли и спасли город, спасли людей.

— А почему их надо было спасать?

— Там разруха была. Вот Великая Отечественная закончилась 9 мая 1945-го, а мы, считайте, приехали на следующий день — 10 мая.

— Говорят, Карабаш очень сильно загрязняет окружающую среду.

— Завод там теперь стоит новый, мы проинвестировали в него 20 миллиардов, там теперь оборудование максимально безвредное. Когда мы туда только зашли, в первые три года надо было решать проблему шахтных печей — они работали больше 70 лет безо всяких очистных сооружений. Тогда они действительно очень сильно загрязняли среду и экономически были невыгодны. Но если бы мы тогда остановили завод, город бы умер. А там 12 тысяч человек живет. И чтобы вывести предприятие в плюс, успокоить народ, начать выплачивать зарплату, нужно было проводить модернизацию. Я тогда встречался с жителями, убеждал, давал какие-то обещания. Сейчас уже выполнил гораздо больше, чем обещал. И кто бы что ни говорил насчет выбросов, мы их сократили в 20 раз, европейские заводы работают так же. Карабаш для нас — гордость. Я вложил в него много усилий. И церковь там построил. В этом городе никогда не было каменной церкви. Взяли самые ужасные детские садики и отремонтировали их. Подарили городу большой спортивный комплекс, в нем все жители Карабаша занимаются абсолютно бесплатно — и взрослые, и дети. Металлурги шестого разряда теперь получают у нас 75 тысяч рублей. В Челябинской области мы создали 5 тысяч рабочих мест. Только на социалку ушло 2 миллиарда. Пока есть силы, буду работать. Но это я просто для понимания рассказываю, не пишите об этом.

— И все же, почему вы не строите хосписы и не открываете приюты?

— Александра Ильинична, зайдите, пожалуйста, — Алтушкин нажимает на кнопку телефона.

В кабинет входит Александра Ильинична.

— Скажите, сколько у нас детей всего, кому мы помогли, и отдельно — сколько детей с онкологией?

— Две с половиной тысячи детей за все время, и 400 из них — с онкологией, — отвечает она и выходит.

— А почему об этой помощи никто никогда не говорил и не писал?

— А зачем? Вот вы православный человек? Мы хотим быть, а не казаться. В Евангелие ведь написано, что, когда творишь милостыню, надо, чтобы левая рука не знала, что делает правая. Мы по этому принципу и жили всегда. Что мне афишировать — что я такой хороший, что ли? Таня, вот, занимается образованием. Я еще в 92-м открыл в Екатеринбурге благотворительную столовую, мы в ней уже два с половиной миллиона человек покормили. Мы просто делаем то, что нам подсказывает сердце. К нам постоянно приходят и говорят: «Вы должны об этом рассказывать». Да никому мы ничего не должны. Помогать — да, должны. А рассказывать — нет, не должны.

— Есть разная мотивация благотворительности. Одни хотят, чтобы Бог им воздал. Другие хотят пропиариться. Третьи помогают, потому что это нормально — сострадать.

— А я хочу угодить Богу. Вот и все. В Евангелие говорится: бедная вдова положила в церковную кружку две лепты, и они были оценены выше, чем то, что приносили богачи от избытка. А я вам скажу, что в 93-м, когда мы начали помогать людям, особого избытка у нас и не было. Просто мои бабушка с дедушкой так меня воспитали, что нельзя проходить мимо нуждающихся. Я финансировал операции по онкологии, и больше половины детей нам удалось спасли. Вот вчерашняя заявка, — он открывает вотсап. — «Леонид, опухоль крестца, операция будет проводиться в Германии, сумма сбора — 28 тысяч 600 евро», — он пальцем поднимает сообщения выше. — «Валерий, саркома правого ребра, лечение в Германии, сумма — 23 тысячи евро». «Александр, девять лет, острый лейкоз. Сумма — 95 тысяч евро». Раньше я оплачивал частично. Хотел, чтобы фонды тоже работали, давал 50 процентов. А потом по-другому начал ощущать ответственность. Когда увидел, что сбор может растянуться, а для ребенка каждый день что-то решает, то сказал: «Я буду оплачивать всю сумму, а там — как Господь распорядится». Поначалу я встречался с родителями, которые хотели сказать мне слова благодарности. Но очень быстро сломался. Не выдержал. У людей было горе, они вернулись — у них теперь счастье, и они чуть ли не в ноги готовы были мне падать… Я сказал: «Ильинична, давай сама благодарности принимай. Я не могу».

— А что, благодарность — неприятное чувство?

— Меня она смущает, да. Я вообще стеснительный человек. Ну, пусть они мне просто напишут благодарственное письмо, а Ильинична прочтет. От меня же ничего не останется, если они мне в ноги падать будут. Я только хочу сказать, что я искренне благодарен Богу за то, что у меня есть возможность людям помочь. Я — только инструмент. Но я вернусь к вдове из Евангелия, которая принесла две последние лепты. Не знаю, как Господь мою помощь оценит. Но я считаю, что, если мы можем, мы должны делать то, что делаем. И то, что сейчас начались эти на нас гонения… эти незаслуженные оскорбления… Мы их тоже приняли, и, может, для кого-то это прозвучит дико, но мы благодарны Богу за то, что сейчас пережили.

— Вы часто помогаете, но, наверное, вы часто и отказываете?

— Только когда вижу какое-то лукавство. К нам приходят и молодые люди со своими стартапами. Я смотрю, насколько они реально погружены в проект, насколько они им живут. Я ведь тоже был в таком положении когда-то. Я тоже искал партнеров, убеждал людей, которые имели деньги. Мне дали шанс, я заработал и вернул средства, и теперь я сам даю людям стартовый капитал.

— Я общалась со сторонниками сквера, и они сказали мне: вы провели молебен так, что он вызвал возмущение у многих горожан. Хотя бы тем, что на нем присутствовали московские звезды.

— Те люди, которых недовольные называют звездами, — мои друзья. Они сами, узнав о молебне, приехали. Никто их специально не вызывал, никто им не платил. Ну почему нам постоянно навязывают, как мы должны себя вести? Почему православные должны сидеть по норам и тихо молиться, чтобы их никто не увидел? Почему? Епархия решила провести молебен, чтобы показать: в городе есть и другие люди, и они хотят этот храм.

— Вы считаете, что посылать в сквер спортсменов было ошибкой?

— Вот вы опять. Артисты — ошибка. Спортсмены — ошибка. А кто их посылал? Никто. Это живые люди, они тоже имеют свои убеждения. Или весь мир должен подстроиться под тебя, если ты считаешь себя активистом, представителем гражданского общества? Эти активисты окружили десятерых чоповцев, которые охраняли последний рубеж — закладной камень. В ребят уже чинарики начали бросать. Показать вам видео?

— И что теперь вы будете делать?

— Что мы будем делать? Вы же видите, мы свою позицию отстаиваем до конца. Мы ни назад, ни вбок, ни в сторону не ушли. Мы вместе с епархией хотели построить в городе храм на его 300-летие. Неважно, в каком месте: на площади Труда, на пруду, да и на сквере свет клином не сошелся. Главное — чтобы в центре. Чтобы нас перестали гонять. У нас были планы подарить городу современную ледовую арену. Создать стрелковый музей. У меня коллекция стрелкового оружия, наверное, одна из лучших в Европе. Я сам — мастер спорта по стрельбе. Мы тоже любим город. И мы тоже хотели поднимать статус Екатеринбурга. Мы же не чужие деньги тратим, а свои, заработанные. И ведь никто не мешает так же поступать другим. Выделите из своих доходов — хотя бы по две лепты, как та женщина. А нас-то чего учить, как жить? В комментариях нам пишут: «Вы бы лучше метро построили!» А почему никто не пишет о том, что Андрей Козицын на свои деньги построил у нас в городе один из самых лучших медицинских комплексов в России? Детский стационар уже работает, родильное отделение и инфекционное откроют до конца года. Это подарок городу, который сейчас никто не ценит. Вместо этого нашим детям сейчас поступают угрозы, их преподаватели в университетах сейчас ведут себя не совсем адекватно. Но они достойно держат удар. Вы знаете, то, что я сейчас чувствую, — это не злость, не обида.

— А что?

— Наверное, разочарование...
Я не знаю, достоин этот город храма или не достоин. Вот в чем вопрос.
Потому что Екатеринбургом-то мы стали, а ведем себя как Свердловск.


Марина Ахмедова.
Впервые опубликовано в журнале «Русский репортер» №10

Profile

Ничто не случайно
hurtmann
hurtmann

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel