?

Log in

No account? Create an account

February 15th, 2019

Совершенно случайно обнаружил, что история гибели броненосца "Петропавловск" не такая уж и очевидная, как кажется на первый взгляд. Интересно, о несоответствиях версий гибели начальника штаба Макарова контр-адмирала Молласа где-нибудь уже было написано? Мне не попадалось. В следующем посте приведу воспоминания еще одного офицера, с деталями гибели Верещагина.
----------------

Воспоминания великого князя Кирилла Владимировича:

На мостике остались: адмирал Макаров, командир «Петропавловска» капитан 1 ранга Яковлев, контр-адмирал Моллас, лейтенант Вульф, художник Верещагин и я.

Я стоял с Верещагиным па правой стороне мостика. Верещагин делал наброски с японской эскадры и, рассказывая о своем участии во многих кампаниях, с большой уверенностью говорил, что глубоко убежден, что, где находится он, там ничего не может случиться.
Вдруг раздался неимоверный силы взрыв… Броненосец содрогнулся, и страшной силы струя горячего, удушливого газа обожгла мне лицо. Воздух наполнился тяжелым, едким запахом, как мне показалось – запахом нашего пороха. Увидя, что броненосец быстро кренится на правый борт, я мигом перебежал на левую сторону… По дороге мне пришлось перескочить через труп адмирала Молласа, который лежал с окровавленной головой рядом с трупами двух сигнальщиков. Перепрыгнув через поручни, я вскочил на носовую 12″ башню. Я ясно видел и сознавал, что произошел взрыв наших погребов, что броненосец гибнет… Весь правый борт уже был в бурунах, вода огромной волной с шумом заливала броненосец… и «Петропавловск», с движением вперед, быстро погружался носом в морскую пучину.

В первый момент у меня было стремление спрыгнуть с башни на палубу, но, сознавая, что так могу сломать себе ноги, я быстро опустился на руках, держась за верхнюю кромку башни, и бросился в воду…»
-------------------
Запомним этот момент - Кирилл видел тело Моласа на мостике, с разбитой головой. Прыгал якобы на находящуюся по центру корабля 12 дюймовую башню.
-----------------

Из воспоминаний флаг-офицера штаба командующего флотом В.П. Шмидта: "Подойдя к журналу, я стал записывать: "В 9 ч 43 мин – сигнал:…" – успел я лишь набросать, и вдруг послышался глухой сильный удар. У нас троих (капитана 2-го ранга Кроуна, сигнальщика и у меня) сорвало фуражки, и в одно мгновение стол, диван, шкаф с книгами и картами – все обратилось в груду обломков, циферблат с механизмом был вырван из футляра часов.

С трудом удалось высвободиться, и мы бросились к правому выходу из рубки на мостик. "Петропавловск" сильно кренился на правую сторону и настолько быстро погружался, что, стоя на твердом мостике, казалось, не имеешь опоры и летишь с головокружительной быстротой куда-то в бездну. Это чувство было очень неприятно.

Говорить, конечно, нельзя было из-за рева пламени, воды, постоянных взрывов и всеобщего разрушения. Выскочив на правую сторону мостика, мы увидели впереди себя море пламени: удушливый едкий дым почти заставлял задохнуться. Здесь я заметил фигуру адмирала, стоявшего спиной ко мне. Как думают те, кто хорошо знал адмирала, он прошел вперед, сбросив с себя пальто, чтобы узнать, что случилось, и вот можно предположить, что он был оглушен или убит одним из сыпавшихся обломков.

Только несколько секунд пробыли мы здесь и, опять с трудом перебравшись через деревянную рубку, еще каким-то чудом не разрушенную, мы с большими усилиями добрались до левого крыла мостика, так как крен на правую был уже очень велик.

Тут я увидел флагманского штурмана подполковника Коробицина, флаг офицера мичмана Яковьева, еще нескольких офицеров, которых не помню, и много сигнальщиков, прыгавших с мостика вниз на крышу левой носовой 6 дюймовой башни и паровой катер, а оттуда в воду. Мимо меня, мне показалось, прошел великий князь Кирилл Владимирович. Мичман Яковлев старался хотя немного удержать команду.


Я взглянул наверх: надо мной стоял столб желточерного дыма, который у меня прямо врезался в память. Рядом со мной обломком, которые сыпались вокруг, ударило по голове капитана 2 ранга Кроуна, он упал и больше не поднимался.

Посмотрел я на корму: шканцы, казавшиеся высоко над мостиком, усеяны людьми, которые без всякою удержа сплошною живою рекою бросались за борт, попадая в работавшие до последнего взрыва впиты и между обломками.

При виде такой картины сердце сжалось от ужаса.

Несмотря на общее стихийное стремление броситься в воду, у меня явилось твердое ясное сознание, что этим я погублю себя: слишком много выступающих частей – орудий, мостиков и т.д., которыми меня может накрыть.

В это время мостик уже был под водой, которая доходила мне до груди. Значит, успел я только выскочить из рубки, пробраться на крыло мостика, посмотреть вверх и назад, как очутился уже под водой…

-------------------
То-есть, Кирилл действительно проходил по мостику на левую сторону, однако по его собственным словам прыгал не на левую боковую 6 дюймовую башню, с которой удобнее было сойти в воду, как все, а на башню главного калибра, 12 дюймовую, находящуюся по центру корпуса.( И которую должно было снести от детонации боезапаса. Кстати, крышу этой башни действительно снесло взрывом, и даже есть воспоминания о том, что один офицер, находящийся там в этот момент, спасся, пролетев с этой крышей в воздухе) Корабль тонул 1.42 мин. Вероятность нахождения там еще и Кирилла маловероятна. Перепутал башни? А с кем он тогда перепутал Молласа?
----------------------



http://history-paradox.ru/petropavlovsk.php

В 1909 году корпус затонувшего корабля, лежащий на расстоянии около 2,5 миль от берега на глубине около 32 метров, приобрел предприниматель Сакурая Цериносукэ, рассчитывавший обнаружить судовую кассу и другие ценности.
Однако результаты водолазных работ по обследованию «Петропавловска» оказались иными.
…. из кают, находившихся по левому борту кормовой части броненосца на средней и нижней палубах, действительно были извлечены останки шести человек....

С высокой степенью вероятности были опознаны лишь останки М. П. Молласа. Основанием для этого послужили местонахождение останков в каюте контр-адмирала и его бумажник с визитными карточками, обнаруженный между ребрами найденного в адмиральской каюте скелета на левой стороне груди. Его прах вскоре был переправлен в Санкт-Петербург, где был захоронен. Другие пять моряков были преданы японцами земле со всеми воинскими почестями на русском военном кладбище в Порт-Артуре 24 июня 1913 года.
----------------

То-есть получается, что контуженный, с разбитой головой Моллас успел за минуту очнуться, и сойти в свою каюту на нижней палубе? Причем, по последней ссылке, из 6 тел, найденных японцами, в полной сохранности сохранился только череп человека, найденный в каюте Молласа.
1 часть : https://hurtmann.livejournal.com/1646907.html


В продолжение предыдущего поста о странностях в воспоминаниях князя Кирилла и судьбе контр-адмирала Молласа.

Довольно странная картина взрывов. И еще почему то Верещагин единственный из бывших на мостике почему-то оказался на корме броненосца, хотя другому свидетелю еле хватило времени пробраться с правого борта мостика на левый.
И тут же по ссылке, ниже приведенного текста, описание взрыва 12 дюймовой башни, на которую якобы прыгал Кирилл.

https://military.wikireading.ru/72348

...записки одного из спасенных офицеров «Петропавловска» лейтенанта Николая Иениша 2-го, написанных уже капитаном 1-го ранга Иенишем для юбилейного сборника «Порт-Артур. Воспоминания участников», вышедшего в Нью-Йорке к 50-летию защиты Порт-Артура.

Гибель «Петропавловска»

(Свидетельство и личные переживания)
...
За длинным столом у минного аппарата напротив меня сидел вечно веселый Сейпель (младший инженер-механик), неподалеку — озабоченный Перковский (старший инженер-механик), в стороне еще три офицера, лиц которых я не видел. Я держал пред собою на столе мой Фолдинг и переменял израсходованную утром катушку. Через иллюминаторы, открытые для разгона возможных ядовитых газов шимозы, прохладный сквознячок прогуливался по помещению. Вдруг характерный звук минного взрыва, сопровождаемый страшным вертикальным толчком, как бы подбросившим наш массивный стол и вырвавшим у меня из рук мой аппарат, заставил нас вскочить на ноги.

У всех впечатление взрыва — непосредственно под нами. Одновременно продолжительная вибрация броневой палубы и легкий крен на нос. Кто-то крикнул: “Задраивайте иллюминаторы!” Мы бросились было к ним, но их было слишком много, а продолжающиеся вибрации и какой-то странный шум, проникавший через открытую дверь, вынудили нас побежать к ней (другая была задраена снаружи). Впереди меня Сейпель, нахлобучив фуражку, устремился по коридору в машину.

Всё еще находясь под впечатлением взрыва под кормой и считая себя последним, я остановился за дверью и начал ее задраивать.

Только я набросил один болт, а со вторым не успел справиться, ибо кто-то сильно давил на дверь изнутри, как раздался второй взрыв, ясно где-то в носу, и корабль задрожал еще сильнее. Бросив дверь, побежал по трапу. Едва достиг половины — взрыв где-то под соседней башней. Палуба, прилегающая к ее кожуху, раскрылась, стена огня пронеслась сбоку, спалив ворс правой стороны моей меховой тужурки, и исчезла. Но трапа не тронуло».

Прервав на минуту лейтенанта Иениша, обратим внимание читателя на тот факт, что первоначальный взрыв произошел в кормовой части броненосца, вопреки традиционному мнению, что первый взрыв «произошел под носовой частью броненосца, у отделения подводных минных аппаратов и находящегося под ним отделения мин заграждения»{347}.
...

«Во второй палубе поднималась по трапу бегом сплошная струя матросов. У подножия образовалась пробка. Но никаких признаков паники не было. Я приостановился, чтобы пропустить эту толпу и бросился к находившейся рядом моей каюте, желая — курьезная в такой момент идея — взять висевший там на стенке портрет моей тетки, артистки Заньковецкой. Но у самой двери, услыша раскат нового взрыва где-то в центре и почувствовав усиление крена, повернул к трапу. Он был уже свободен.

В этот момент заметил часового у денежного ящика, прикрепленного у кожуха башни. На мой приказ: “Бросай всё и беги”, ответ: “Никак нет, Ваше Благородие, не могу”. Больше я его уже не видел, ибо был последним, поднявшимся по вздыбленному уже трапу».

«Наверху картина полной катастрофы. Направо — среди взвивающихся на бесконечную, казалось, высоту столбов пламени и клубов дыма, вырывающихся впереди задней трубы из спардека во всю его ширину, взметываются огромные осколки чего-то. Корабль уходит носом в воду, кренясь на правый борт.


Предо мною быстро вздымающийся левый борт, на котором несколько матросов и Перковский в белом кителе бросаются один за другим за борт. Чуть слева от них доктор Волкович в расстегнутом пальто поднимается с трудом, на четвереньках, по палубе, к борту. Куски исковерканного железа падают кругом. А вдали, как радостный контраст, ярко освещенные солнцем ликующие высоты Золотой Горы и Электрического Утеса. Весь корпус корабля непрерывно дрожит. За кормой слышится шум работающего в воздухе, быть может, остаточным паром, винта. Вдруг мозг пронизывают слова моего покойного отца: “Когда корабль гибнет, никогда не бросайся с наветренного борта”[263].

Я остался на месте, опираясь на раму люка. Несколько секунд, и поваленная по тревоге шлюп-балка поворачивается на оси и, скользя по палубе, скашивает Волковича. Навзничь, на своем раскинутом пальто, с раскинутыми руками, бескровным лицом и закрытыми глазами, он проскальзывает по склону палубы. Протягиваю руку, чтобы удержать его за пальто, но могу только коснуться сукна. Повернувшись для этого, вижу на вздымающемся крайнем юте группу — человек в 30 матросов и благородную голову Верещагина, окаймленную барашком высокой шапки и воротника, как бы прикованных к борту звуком вращающегося винта.

Еще несколько мгновений — и новый взрыв выбрасывает, как пробку, правую кормовую 6-дюймовую башню. Соседняя с нею стрела Темберлея срывается с места, с басистым ревом вихрем проносится над моей головой и сметает всю группу Верещагина.

Хороший (в то время) пловец и незаурядный ныряла, я жду только удобного момента, чтобы покинуть судно. Вода быстро подходит по палубе с правого борта. Под впечатлением, что корабль переворачивается[264], я отрываюсь от люка, пробегаю несколько шагов по наклону, бросаюсь в воду и ныряю вкось на глубину, уходя от массы броненосца, проходящего надо мной, унося видение сектора голубого неба между накрывающей палубой и морем. Только на мгновение чувствую тянущую в сторону силу и ухожу еще глубже до полного истощения запаса воздуха. Открыв рот, как пробка возвращаюсь на поверхность.

Корабль уже исчез. Море черно вокруг от угольной пыли и между траурными волнами ныряют какие-то обломки и головы людей. И над всем этим носится страшный протяжный вой. Кажется, что все море стонет. Это сливающиеся непрерывные крики людей. А на горизонте всё тот же сияющий под солнцем берег».

[reposted post] Двойные стандарты Токио

Почему Япония не требует у Вашингтона вернуть ей четыре архипелага?

Японская методичность в притязаниях на принадлежащие России южнокурильские острова поистине беспрецедентна. Вместе с тем в Токио вроде как забыли о своих правах на несравнимо большие по территории и не менее важные в стратегическом отношении острова в западном и центральном секторах Тихого океана. В 1946-1947 гг. они были экспроприированы США, которые уже стали военно-политическим союзником Японии.

Фактически эти архипелаги принадлежали Японии с 1918 года (японский статус вскоре был подтвержден Лигой Наций) после поражения их прежнего обладателя (в 1899-1917 гг.) Германии в Первой мировой войне. Япония же воевала на стороне Антанты. Но в 1944-1945 гг. те острова захватили США, а в октябре 1946-го Вашингтон продавил решение Совета по опеке ООН о передаче в управление США обширных и с того времени уже экс-японских архипелагов — Каролинских, Маршалловых, Палау, Северных Марианских. Их общая площадь — 1200 кв. км, но расположение таково (удаленность друг от друга на значительное расстояние), что вместе с примыкающей акваторией это не менее 200 тыс. кв. км, что составляет почти 70% совокупной территории западно- и центрально-тихоокеанского бассейна.

Read more...Collapse )

Profile

Ничто не случайно
hurtmann
hurtmann

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel