?

Log in

No account? Create an account

November 22nd, 2017

https://matveychev-oleg.livejournal.com/6497143.html

Что надо было детям сказать в рейхстаге немцам

Андрей Медведев

Если бы мне пришлось выступать в Бундестаге, как мальчику Коле, то я, пожалуй сказал такие слова:

- Уважаемые депутаты. Сегодня я увидел чудо. И это чудо называется Германия. Я шел к вам и смотрел на красивые берлинские улицы, на людей, на замечательные памятники архитектуры, и теперь я стою тут, и смотрю на вас. И я понимаю, что всё это чудо. Что вы все родились на свет и живете в Германии. Почему я так думаю?

Потому что учитывая то, что ваши солдаты сделали у нас, на оккупированных территориях, бойцы Красной Армии имели полное моральное право уничтожить весь немецкий народ. Оставить на месте Германии выжженное поле, руины и только параграфы учебников напоминали бы о том, что была когда-то такая страна.

Вы вероятно не помните всех подробностей оккупации, но это и не нужно. Я просто напомню вам о том, что солдаты Вермахта и СС делали с советскими детьми. Их расстреливали. Часто на глазах у родителей. Или наоборот, сначала стреляли в папу с мамой, а потом в детей. Ваши солдаты насиловали детей. Детей сжигали заживо. Отправляли в концлагеря. Где у них забирали кровь, чтобы делать сыворотку для ваших солдат. Детей морили голодом. Детей жрали насмерть ваши овчарки. Детей использовали в качестве мишеней. Детей зверски пытали просто для развлечения.

Или вот вам два примера. Офицеру вермахта мешал спать младенец, он взял его за ногу и разбил его голову об угол печки. Ваши летчики на станции Лычково разбомбили эшелон, на котором пытались вывезти детей в тыл, и потом ваши асы гонялись за перепуганными малышами, расстреливая их в голом поле. Было убито две тысячи детей.

Только за одно то, что вы делали с детьми, повторюсь, Красная Армия могла уничтожить Германию полностью с ее жителями. Имела полное моральное право. Но не сделала. Жалею ли я об этом? Конечно нет. Я преклоняюсь перед стальной волей моих предков, которые нашли в себе какие-то невероятные силы, чтобы не стать такими же скотами, какими были солдаты Вермахта. На пряжках немецких солдат писалось «С нами Бог». Но они были порождением ада и несли ад на нашу землю.


Солдаты Красной Армии были комсомольцами и коммунистами, но советские люди оказались куда большими христианами , чем жители просвещенной религиозной Европы. И не стали мстить. Смогли понять, что адом ад не победить.

Вам не стоит просить у нас прощения, ведь лично вы ни в чем не виноваты. Вы не можете отвечать за своих дедов и прадедов. И потом, прощает только Господь. Но я скажу честно – для меня немцы навсегда чужой, чуждый народ. Это не потому что лично вы плохие. Это во мне кричит боль сожженных Вермахтом детей. И вам придется принять, что как минимум еще моё поколение - для которого память о войне это награды деда, его шрамы, его фронтовые друзья - будет воспринимать вас так.

Что будет потом, я не знаю. Возможно, после нас придут манкурты которые все забудут. И мы многое для этого сделали, мы много что просрали сами, но я надеюсь, что еще не все потеряно для России.

Нам конечно нужно сотрудничать . Русским и немцам. Нужно вместе решать проблемы. Бороться с ИГИЛ и строить газопроводы. Но вам придется принять один факт: мы никогда не будем каяться за нашу Великую эту войну. И тем более за Победу. И тем более перед вами. Во всяком случае, повторюсь, моё поколение.

Потому что мы тогда спасли не только себя. Мы спасли вас от вас самих. И я даже не знаю, что важнее.

Андрей Медведев
https://eadaily.com/ru/news/2017/11/03/nesostoyavshiysya-glava-bnf-byl-li-lukashenko-drugom-rossii-hot-kogda-nibud

...идейным общерусским патриотом господин Лукашенко никогда не был. Более того, в начале 90-х годов он едва не возглавил Белорусский народный фронт (БНФ) — крайне русофобскую политическую организацию, которая даже Бориса Ельцина и его соратников считала «русскими империалистами», стремящимися «загнать Беларусь обратно в империю». Так, политолог Валерий Карбалевич в своей книге «Александр Лукашенко: политический портрет» пишет: «В полном соответствии с тогдашним политическим размежеванием в обществе, Лукашенко, находясь в стане демократов, не мог не поддерживать „парад суверенитетов“, передачу властных полномочий из союзного центра в республики. Вполне естественно, следуя логике событий, его позиция была близка политической платформе Белорусского народного фронта. Он приходил на заседания парламентской фракции этой оппозиционной организации и даже предлагал себя в качестве её руководителя. „Что касается БНФ, должен заметить, что позиция его представителей конструктивна, и я не сталкивался ни разу с экстремизмом БНФ“, — говорил он в 1990 году. На одном из митингов оппозиции в Могилёве он выступал вместе с лидером БНФ З. Позняком. Лукашенко тогда призывал поддержать претензии национальных демократов на власть». Позже ветераны БНФ не раз подтверждали в эфире телеканала «Белсат», что Лукашенко действительно приходил к ним и пытался возглавить националистическое движение.

Однако АГЛ вовремя смекнул, что белорусы местечковых националистов не поддерживают, да и без помощи Москвы самостийной Белоруссии не выжить, поэтому решил переквалифицироваться из бээнэфовца в сторонника белорусско-российской дружбы и даже союза. При этом своё истинное отношение к России Лукашенко сформулировал в интервью радио «Свобода» от 5 октября 1993 года: «Если бы у нас была другая возможность, то нахрена нам нужна была бы эта Россия с её бардаком». Кстати, эти слова были вынесены в эпиграф предвыборной листовки Лукашенко 1994 года.

В России принято считать, что на первых выборах президента Белоруссии Лукашенко был пророссийским кандидатом. Это не соответствует действительности. За белорусско-российскую интеграцию в 1994 году «топил» другой кандидат — тогдашний председатель Совета министров РБ Вячеслав Кебич.

12 апреля 1994 года Кебич подписал с Россией договор об объединении денежных систем, а также о ликвидации таможен и пошлин и статусе российских войск, пребывающих в Белоруссии. Минск отказался от взимания платы за транзит и согласился взять на себя расходы по содержанию российских военнослужащих в республике. В соответствии с условиями договора уже в 1995 году планировалось составить общий бюджет РФ и РБ, а функцию эмиссии денег передать от Национального банка Белоруссии Центральному банку Российской Федерации. Также в договоре регулировалась процедура обмена денежных средств белорусских граждан на российские рубли.

15 апреля во время предвыборной поездки в Гродно Лукашенко дал негативную оценку вышеуказанному договору, назвав его «антинародной акцией, политическим шоу и фарсом». Такое раздражение у Александра Григорьевича вызвал фактический переход на российский рубль, который предполагал подписанный Кебичем договор. «Я против того, чтобы стоять перед Россией на коленях», — заявил будущий президент Белоруссии (впоследствии тема недопустимости «стояния на коленях перед Россией» поднималась им многократно и по разным поводам).

Высказывания Лукашенко против денежного союза России и Белоруссии вызвали болезненную реакцию среди тогдашних пророссийских политических сил. Так, Координационный совет Народного движения Белоруссии (НДБ) под председательством Сергея Гайдукевича принял заявление, где говорилось, что Лукашенко фактически смыкается с прозападными националистамиСтаниславом Шушкевичем и Зеноном Позняком, в связи с чем НДБ будет поддерживать лишь последовательного сторонника объединительных процессов — Вячеслава Кебича.

Как мы знаем, после избрания Александра Лукашенко белорусским президентом вопрос о введении единой валюты в Союзном государстве России и Белоруссии, а затем — в Евразийском экономическом союзе не единожды ставился на повестку дня российским руководством, однако «батька» каждый раз торпедировал заключение денежной унии. Как, впрочем, и претворение в жизнь других интеграционных проектов.

Единственное, что президенту Лукашенко всегда нужно было от интеграции с Россией — деньги и дешёвые энергоносители (правда, одно время Александр Григорьевич мечтал возглавить Россию с Белоруссией в её составе, но это продолжалось недолго). В отличие от всех украинских президентов, глава Белоруссии не считает ниже своего достоинства назваться младшим братом Москвы или ввернуть в свою речь пассаж о том, что русские и белорусы — один народ. Однако все подобные заявления рассчитаны исключительно на российскую аудиторию, внутри страны АГЛ гнёт ту же антирусскую линию, что и все его украинские коллеги. Характерный пример — в апреле 2014 года в своём послании белорусскому народу и парламенту Лукашенко провозгласил принцип: «Мы не русские, мы белорусские», а уже в ноябре на встрече с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко президент Белоруссии заявил: «Мы же русские люди и должны договариваться».

Сколько ещё Лукашенко сможет изображать из себя русского патриота? Бог весть. Однако сколько веревочке ни виться, а конец будет.

Profile

Ничто не случайно
hurtmann
hurtmann

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel