?

Log in

No account? Create an account

October 6th, 2017

Оригинал взят у ss69100 в Отватиканенные польские братки-славяне до сих пор мечтают промаршировать в Москве вместе с фашистами

Как Берлин и Варшава не смогли поделить СССР

После заключённого 26-го января 1934 года договора о ненападении между гитлеровской Германией и Польшей, французская газета "Эхо де Пари" писала о "секретном польско-германском соглашении".

А издание "Попюлер" в статье "Пилсудский и Гитлер" прямо указывала на следующее: "Самым существенным вопросом является следующий: какой ценой Пилсудский и его банда заключили соглашение с Гитлером?

Оставит ли Польша Германии свободу действий в австрийском вопросе? Примет ли она взамен этого „техническое“ сотрудничество Германии для действий на Украине, о которой она мечтает уже давно?".

16-го марта 1934 года английское информационное агентство "Уик" сообщило о наличии договорённости между Польшей и Германией напасть на Советский Союз, причём уже совместно с Японией.

Сами секретные дополнения в уцелевших архивах не обнаружены, но беда поляков в том, что существует масса других документов более позднего времени.

Read more...Collapse )


Оригинал взят у chatlanin в О польской психологии и немного о бабуинах
Старая статья в Rzeczpospolita, написанная по горячим следам войны 8.8.8, с характерным названием "Комплекс России".
Целиком приводить не буду - нам нет дела до того, как храбрая Польша мнит себя воительницей с Россией. Однако фрагменты, позволяющие покопаться в польской психологии, небезынтересны. А кроме того, они подтверждают старый тезис, что мрии наших скачущих бабуинов на запад от границы - это отражение больного польского сознания на украинской почве.

Для начала скажу ясно: Польша имеет реальные причины не исключать в будущем возвращения российской угрозы. Поэтому в ее интересах усиление независимости постсоветских государств. Втягивание их в западные структуры. Уменьшение зависимости от российских энергоносителей.

Это приводит к реальному конфликту интересов между Варшавой и Москвой. Ситуация неприятная, но нормальная. Однако нельзя назвать нормальным связанное с этой ситуацией состояние польских умов и эмоции, кипящие в комментариях в СМИ и в публицистике. Состояние, которое можно определить как нездоровое. И это будет самое мягкое из всех возможных определений.

Двойная мораль
Одним из основных элементов польского представления о России является лицемерие.

Я повторяю - в наших интересах усиление независимости государств, которые отделились от России. Этот общий принцип относится также и к осетинскому конфликту. И хотя можно задать вопрос, соответствует ли наше участие в событиях в столь отдаленном регионе нашим средствам и возможностям, вместе с тем, очевидно, что в этом конфликте польские национальные интересы - на стороне Грузии.

Вот только большинство из нас не ограничивается этой реалистической констатацией. Поражает степень невежества, с каким в дискуссиях об этом конфликте мы умалчиваем об основном связанном с ним факте. А именно - что Грузия пыталась силой вернуть под свою власть маленькую страну, подавляющее большинство жителей которой этого не желает.
...
Мы совершенно закрываем глаза на тот факт, что - говоря модным языком - возможен такой дискурс, в котором Россия благородно выступила в защиту маленького народа, когда его попытался аннексировать большой брат.

Конечно, Путин с Медведевым руководствовались не сочувствием к осетинам, а своим пониманием интересов России. Это правда. Однако позвольте напомнить, что когда несколько лет назад Ирак занял Кувейт, и западный мир под предводительством Америки решил освободить захваченную страну, противники интервенции представляли весьма похожие аргументы. И именно - подчеркивали, что действия США вовсе не вызваны благородным протестом против оккупации Кувейта, что американцам важна только нефть. Тогдашние сторонники интервенции (к которым относился и я, и большинство нынешних публицистов, настроенных крайне антироссийски) отвечали на это, что если к благородному поступку кого-то склоняет и собственная выгода, то само по себе это поступка не компрометирует, и это вовсе не повод, чтобы от такого поступка отказаться.

Прошло почти двадцать лет, сегодня ситуация весьма похожая, но на страницах польской прессы не видно подобных раздумий. Почему?

Увы, этот вопрос будет риторическим для всякого, кто дает себе труд следить за дискуссиями на российские темы в польских СМИ. Дискуссий, участники которых способны, например, прийти к согласию относительно того, у Путина и его сотрудников прямо-таки мания на пункте якобы грозящего России распада, каковой угрозы в реальности не существует, а власти используют эту страшилку для националистической мобилизации общества. А через пару минут те же участники способны хором констатировать, что: раздел России (воспринимаемый на этот раз как реальная возможность) должен произойти.
...
польские сообщения о Беслане представляли и представляют ситуацию так, как будто основным и очевидным долгом правительства любой страны, в которой произошел теракт, была бы немедленная капитуляция...

А что касается российского правительства, то у меня такое впечатление, что единственное решение, им принятое, которое могло бы удовлетворить поляков, было бы заявление о прекращении существования собственного государства и призыв соотечественников к массовому самоубийству. Тогда на Висле все были бы довольны. Но даже и это стало бы предлогом для комментариев о российских саморазрушительных традициях и о завершении дела Дзержинского и Сталина...

Поосторожнее с превосходством
Польские представления о России пронизаны не только лицемерием и враждебностью, но и чувством превосходства. Превосходства цивилизационного.

Цивилизационного, если не расового. О том, что русских следует презирать, потому что, цитирую, 'там после каждого монгольского нашествия всякая кацапка с брюхом ходила', мне было сообщено впервые, когда мне было 14 лет, и с тех пор время от времени я слышу различные варианты этой мантры. Естественно, слышу, а не читаю, потому что мы же за собой следим, мир таких выражений не любит. Но мы-то знаем, как там оно на самом деле...

Оставаясь, однако, на 'безопасной' почве нашего цивилизационного превосходства, следует признать, что почему-то никто кроме нас его не замечает. Что является для нас причиной сильной фрустрации, которую мы компенсируем еще большей дозой презрения.

Что характерно, сторонники польской идеологии цивилизационного превосходства, как правило, понятия не имеют о фундаментальных фактах, которые следовало бы принять во внимание, отстаивая столь радикальный тезис. Кто из польских комментаторов, например, знает, что уже в первой половине XVII века в Москве было, по крайней мере, столько же жителей, сколько в ту же эпоху в Кракове, Варшаве и Гданьске, вместе взятых?

Что не покажется странным, если не забывать, что еще раньше, когда Баторий осаждал Псков, королевский секретарь, ксендз Ян Петровский, при виде этого города (который не был столицей московского царства...) воскликнул:

- О, Боже! Да он не меньше Парижа!

'Город очень большой, - писал он. - В Польше у нас такого нет, стеной окружен, церкви многочисленны и прекрасны, все каменное!'

Конечно, я пишу это не затем, чтобы провозгласить противоположный, абсурдный тезис - о якобы цивилизационном превосходстве русских над поляками. Мои намерения куда скромнее: полагаю, что следует осторожнее обращаться с убеждениями о цивилизационном превосходстве кого-то над кем-то. Легко можно не только оскорбить кого-то, но и самому себя на посмешище выставить.
...
Описываемые мною явления не новы. Они существуют издавна. Но когда-то они были понятны с психологической точки зрения. Вторая половина XIX века - это время, когда, по словам Достоевского, 'русская политика по отношению к полякам была мастерицей дразнить'. Это было время унижения поляков на всех польских землях, входящих в Российскую Империю, реальной угрозы для польскости на Кресах, а также безуспешной - но это только теперь известно - русификации в Королевстве Польском.

Также и межвоенное двадцатилетие, когда Речь Посполита были стиснута между двумя враждебными державами, не способствовало нормализации наших преставления о самом большом восточном соде. Тем более невозможно это было в ПНР, когда однозначная советизация 50-х годов уступила место реально менее мучительному - но психологически столь же оскорбительному - вассалитету 60-х и 70-х годов.
...
Уничтоженная империя
В польском мышлении о России доминируют экстерминационные акценты. Я без колебания употребляю это слово, несмотря на то, что речь не идет об уничтожении, понимаемом буквально, физически.

Потому что невозможно представить себе такую Россию, на существование которой многие поляки великодушно дали бы согласие. Ну, разве что уменьшенная до размеров Великого Княжества Московского XIV века. Вдобавок - Великого Княжества Московского, которое так глобально и радикально отказалось бы от русского патриотизма, того, каким он всегда был и каков есть, что трудно было считать его национальным русским государством.

А откуда уничтожительные тенденции? К сожалению, я знаю причину, по которой антироссийские фобии сегодня столь распространены в Польше.

Дело в том, что поляки - и это у нас из всех пор исходит - не в состоянии смириться с тем, что в XVII веке потеряли (а Россия приобрела) положение державы. Они считают, что такой поворот истории был не только несправедлив, но что это было следствие случая. Случая, который можно - в благоприятных условиях - исправить.

В реальности все было совсем иначе. Это минутная державность Речи Посполитой была делом случая - значительного ослабления Руси татарскими нашествиями, что сделало возможной экспансию литовских князей.

Но и сегодня - после 100 лет непосредственной принадлежности к московскому государству и десятилетий зависимости - поляки не принимают реальность этих нескольких столетий. Они хотят вернуться к такому положению вещей, которое - одни втайне, а другие подсознательно - считают естественным. К положению могучей Речи Посполитой и слабенькой России. Поэтому они и раздувают - как реальные, так и вымышленные - конфликты с Москвой.

Где доказательства этой смелой гипотезы?

'...мы уничтожили этот народ'
Так вот, существует сфера, в которой дух народный воплощается безнаказанно и без ограничений. Это фантастическая литература, а в ее рамках и тот жанр, который - по не совсем понятным мне правилам - называется научной фантастикой. Он многое говорит о нынешнем состоянии польского духа.

Я мог бы перечислить, по крайней мере, пару десятков - если не больше - современных произведений, от романов до коротких рассказов, которые объединяет создание такой реальности, в которой Польша - иногда вследствие принятия правильного (по мнению автора) решения заключить в 1939 году союз с Гитлером, иногда в результате других, более ранних перемен в историческом процессе - на переломе XX и XXI веков является державой или сверхдержавой. Бомбит Сайгон при помощи 'Лосей' новейшего поколения. Колонизирует Африку. Но прежде всего - и это ключевой элемент - давно уже избавилась от Москвы или России.

Избавилась методами традиционными или, иногда, более присущими XX веку. Упоминая выше об экстерминационном акценте польского мышления о России, я отмечал, что речь не идет о физическом уничтожении. Так вот, не всегда и не везде. В довольно популярной новелле, ни названия которой, ни автора я не назову из жалости, главный герой - польский офицер, проявивший себя в совместной с немцами кампании против России - в конце XX века говорит так:

- Американские индейцы, австралийские аборигены, африканские пигмеи тоже не заслужили своей судьбы. Но тут, по крайней мере, (...) мы уничтожили народ, который хотел сделать своих соседей рабами.

Повторяю: мы уничтожили народ. Подобных фантазий - иногда менее, иногда более жестоких - я мог привести гораздо больше.



Profile

Ничто не случайно
hurtmann
hurtmann

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel