?

Log in

No account? Create an account

July 10th, 2017

Памяти Ильи Глазунова.

Повторю свою запись от 2007 года, с рекламой воспоминаний Ильи Глазунова. Из этого отрывка предельно ясно, почему в новостях редко и сквозь зубы сообщают о смерти художника, которому заказывали свои портреты знаменитости Европы, вплоть до членов королевских домов.
---------------------------------


Что такое авангардная "живопись" - наглядно.

Но возвращусь к визиту в дом всемирно известного коллекционера Георгия Костаки. Он радушно поздоровался с Давидом Маркишем, а мне небрежно протянул руку: “Очень рад, очень рад, столь нашумевший художник”. Он сразу приступил к делу: “Я бы хотел, чтобы вы поучились у тоже молодых, как и вы, но истинно современных русских художников. Одного из них я вам сейчас покажу, фамилия его Зверев”. Глядя в мою сторону, добавил: “Хотите, чтобы вас покупали, будьте как он — будьте современным”. Торжественно, как на праздник в церкви выносят икону, Костаки поставил на мольберт первую работу. Под стеклом, в дорогой раме на белой бумаге была обозначена черной тушью клякса. Я онемел. Костаки между тем церемонно ставил одну “работу” за другой. Все происходило в гробовом молчании. Он, видимо, не хотел нарушать словом торжественность показа. Я, ко всему уже привыкающий, долгое время был невозмутим. Но, скосив глаза на молчащего Давида, заметил, как тот чуть ли не содрогается от внутреннего смеха, безуспешно стараясь скрыть его и покраснев от напряжения. Тут не выдержал и я — захохотал во все горло. Неподвижно окаменелое лицо Костаки с тяжелыми веками и опущенными книзу уголками глаз налилось багровой злостью. Растягивая слова, произнес: “Вы недостойны смотреть работы этого великого художника! Его реакции, — он ткнул пальцем в мою сторону, — я не удивляюсь, но как вам не стыдно, Давид, вы же поэт”.
...
Мы встали из-за стола. Возвышаясь на фоне картин своих любимых художников, знаменитый Костаки подытожил: “Вы отрицаете современных художников потому, что вам недоступна их высота, их высокое стремление в будущее. Все, что вы любите, давно устарело. Весь мир признал русский авангард. Или вы тоже их всех считаете ничего не смыслящими в искусстве идиотами?”
...
В который раз мы пришли к выводу, что в искусстве, как и во всем, должны существовать критерии, а не политический террор имени одних и тех же художников. И тут Давида осенило: “А что, если сделать несколько работ в таком же духе и показать их Костаки, как он на них прореагирует?” Идея вызвала у нас взрыв веселья, столь редкого за последние месяцы. Мы энергично брызгали краской на листы бумаги, положив их на пол, ходили по ним ногами, придумывая с ходу названия: “Вопль”, “Композиция №3”, “666”, “999”, “Надежда”, “Зов космоса”.

...Давид разложил наши “акварели” на столе у Костаки и стал рассказывать, что странный художник, автор этих работ, по имени Тютин уверяет, будто он княжеского происхождения, а после того как его семья была репрессирована, живет на окраине Загорска. Костаки надел очки и долго любовался акварелями неведомого ему авангардиста: “Наверное, многие хамы прошлись своими ногами по жизни художника, — комментировал Костаки. — Какое смелое и неожиданное сочетание цвета! Он так похож и непохож на своих коллег-единомышленников из прогрессивного лагеря”. И отечески укорил Давида: “Как вам не стыдно дружить с Глазуновым и как вам не стыдно вместе с ним смеяться над символическим и сложным искусством графики гениального Зверева. А я могу встретиться с этим художником?” — спросил у Давида Костаки. “В данный момент нет, — нашелся Давид, — у него тяжелая депрессия, но вы можете помочь ему материально, если купите эти работы”. Костаки сразу стал серьезен: “Если бы они были на холсте, они стоили бы дороже, почему он пишет только на бумаге?” “Видите ли, Георгий Дионисович, — снова нашелся Давид, — я только что с ним познакомился. Видимо, это его техника, а потом, на холст нужны деньги”. Костаки размышлял: “Эти работы очень хорошо пойдут в дипломатическом корпусе. Многие иностранные журналисты и дипломаты, которых я знаю, хотят поддержать свободу творчества в Советском Союзе. И уж, естественно, надо помогать таким, как ваш Тютин, а не черносотенцу Глазунову с его царями и Достоевским. Я сделаю на вашем новом приятеле хороший бизнес”. 

Вскоре Давид, оглушив коммунальную квартиру звонками, пришел с огромной суммой денег. ...

А меня мучила совесть. Хоть, конечно, Костаки сволочь и мой враг, но на душе оставался неприятный осадок. Нина, сидя все на той же рваной койке, сказала: “Ты должен позвонить Костаки и все ему рассказать, пока эта история не зашла далеко; мы его проучили, а со временем вернем ему эти, в общем-то небольшие деньги”. После некоторого раздумья я набрал номер Костаки: “Георгий Дионисович, добрый вечер, я звоню вам, чтобы извиниться за нашу шутку”. “Какую шутку?” — барски и лениво спросил Костаки. “Акварели “авангардиста Тютина”, которые вам так понравились, сделал я, чтобы проверить ваши вкусы любителя современного искусства”. После затянувшейся паузы Костаки упавшим голосом произнес: “А Давид, который принес мне эти работы, он знал?” “Давид в этом не принимал участия, он такая же жертва моего розыгрыша, как и вы. Я нарисую очередной портрет и непременно отдам вам невольный долг”. Но потом, не удержавшись, я сорвался: “А вообще-то надо понимать в искусстве, господин Костаки, тем более если вы делаете на нем свой бизнес”. Костаки молча повесил трубку. Я представляю, как он был взбешен. Был взбешен и Давид, когда я ему все рассказал: “Чертов князь Мышкин, кто тебя просил проявлять свою идиотскую честность? Этот кретин был в искреннем восторге от нашей работы. Я даже принес пачку бумаги с собой и акварель. Костаки умолял меня скупить все работы Тютина! Сидишь в полном г.., а туда же — мы гордые! Никто не заставлял Костаки покупать эти акварели, и никакого обмана здесь нет. Дело в его интересе к этим работам, а не в легенде о том, кто их сделал!”
http://www.rus-sky.org/history/library/glazunov/4.htm

«Ты сказал..." (с).

Оригинал взят у general_ivanoff в «...А для нас, евреев, Антон был ещё человеком-символом»



"...А для нас, евреев, Антон был еще человеком-символом. Он не просто гордился своим еврейством, он постоянно подчеркивал его, демонстрировал солидарность с еврейским государством, приверженность еврейской жизни, нашей тысячелетней духовности"
Раввин Берл Лазар

То есть главраввин сам, прямым текстом, предлагает отождествлять Носика aka Dolboeb (нациста-человеконенавистника, русофоба, махрового антигосударственника, морального урода, бесноватого кетаминового торчка) со всем еврейством в целом? Ну раз "человек-символ" для всех евреев?

Заметьте, не я это сказал.






ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...Collapse )


И Медведев тут. Который наскоро подписал правительственную телеграмму с соболезнованиями родным и близким Ильи Сергеевича Глазунова (должность обязывает как-никак), но на своей странице уделил драгоценное внимание лишь безвременно отдуплившемуся Носику. Мол, был "ярким и талантливым", "много успел" и "светлая ему память". Носик для Медведа авторитетен и приоритетен, да...








Profile

Ничто не случайно
hurtmann
hurtmann

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel